Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

23.02.1944

Originally posted by neihimoon at память Хайбаха
Ха́йбах — бывший аул в горной Чечне.
В 1944г нетранспортабельные местные жители — старики, дети и больные (их депортация представлялась наиболее трудной работникам НКВД) — были согнаны в большой сарай-конюшню и заживо сожжены, a тех, кто пытался вырваться из конюшни — расстреливали.
Так было уничтожено около 1000-чи человек.


***************************************************************************************************
Originally posted by tokad1981 at 23.02.1944.



...Сашка лежал на подстилке на сене, бледный и молчаливый.

Уж Колька старался его расшевелить, про станцию рассказывал, которая называется станицей, и про то, что в садах растет желтый плод алыча. Прям на улицу перевешивается, рви да жри до отвала. А у насыпи еще один плод, тоже бесплатный: терном зовется. И его завались.

А косточек от всяких там фруктов у насыпи валяется столько, что земли не видно. Шантрапа, все шакалы, которые могут ходить, кладут те косточки на рельсу и долбят камнем. По всей станции звон да долбеж стоит!

— Слышно, — попытался сказать Сашка и даже улыбнулся бескровными губами. Как все из него выжало-то. Колька смотрел и удивлялся.

Но об одном, что видел тут, на станции, он промолчал. О странных вагонах на дальнем тупике за водокачкой. На те вагоны он набрел случайно, собирая вдоль насыпи терн, и услыхал, как из теплушки, из зарешеченного окошечка наверху кто-то его позвал. Он поднял голову и увидел глаза, одни сперва глаза: то ли мальчик, то ли девочка. Черные блестящие глаза, а потом рот, язык и губы. Этот рот тянулся наружу и произносил лишь один странный звук: «Хи»*. Колька удивился и показал ладонь с сизоватыми твердыми ягодами: «Это?» Ведь ясно же было, что его просили. А о чем просить, если, кроме ягод, ничего и не было.

— Хи! Хи! — закричал голос, и вдруг ожило деревянное нутро вагона. В решетку впились детские руки, другие глаза, другие рты, они менялись, будто отталкивали друг друга, и вместе с тем нарастал странный гул голосов, словно забурчало в утробе у слона.

Колька отпрянул, чуть не упал. И тут, неведомо откуда, объявился вооруженный солдат. Он стукнул кулаком по деревянному борту вагона, не сильно, но голоса сразу пропали, и наступила мертвая тишина. И руки пропали. Остались лишь глаза, наполненные страхом. И все они теперь были устремлены на солдата.

А он, задрав голову, показал кулак и привычно произнес:

— Не шуметь! Чечмеки! Кому говорят! Чтобы ти-хо! Он шагнул к еще не опомнившемуся Кольке, ловко развернул лицом к станции, будто знал, откуда он взялся, и подтолкнул в спину.

— Топай, топай отсюда! Тут не цирк, и смотреть тут нечего!

Колька летел до самой станции, зажав в горсти свои дурацкие ягоды. Не будь Сашка в таком тяжелом состоянии, он тут бы выложил ему новость да про чечмека бы спросил… Шпана, скажем, или беспризорщина, или жулье, или блатяги?.. Эти названия ему известны. А тут — новенькое, переварить башкой надо.

*Хи (чеч.) - вода.

"Ночевала тучка золотая" А.И.Приставкин.

Вот она, слава! (КПСС :))

В течение этого года четыре человека прислали мне эту картинку. Одним ее кто-то прислал, другие нашли ее в соцсетях. Интересовались, не мой ли персонаж. Да, мой! Это Мямля, и она, судя по всему, пошла в народ :)

Шкафчик с Заразой

Вы помните этот самодельный шкафчик для лекарств?
Еще летом я его расписала. Публиковать до сегодняшнего дня было нельзя, потому что lisa_dv участвовала с ним в какой-то командной битве на Diary (внеся меня в команду). Битва кончилась, и теперь я опубликую огромную кучу всего... и еще шкафы будут :)



Collapse )

И да, он до сих пор так и не упал. Я даже начала надеяться, что он вообще не собирается этого делать :)

Хайбах. Рассказ свидетеля

Originally posted by t_chagaeva at Хайбах. Рассказ свидетеля
В преддверии 23 февраля, трагической даты в жизни чеченского народа, хотела бы познакомить вас с рассказами свидетелей трагедии в селении Хайбах. 69 лет минуло с той поры, но люди, которым Всевышний позволил дожить до наших дней, помнят эти события до мельчайших подробностей.

Саламат Гаев, сельский учитель. В Хайбахской топке у него сгорело 14 ближайших родственника, в том числе и два двоюродных брата, которые родились накануне трагедии. Хасану и Хусейну суждено было прожить на этом свете всего один день.
Гаев Саламат

Collapse )